Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

u12

О вреде детских сказок - 2.

"Волшебство и прочие чудеса"

"Волшебство" само по себе не хорошо и не плохо. Плохо, когда оно становится безальтернативным методом решения задач. Причем методом, весьма сомнительно работающим в действительности.

Можно предположить, что прото-волшебная сказка была актуальным и полезным средством научения в прошлые эпохи, во времена тотального господства мистического миросозерцания и мистической практики. Во времена язычества. И позже, когда под позолотой христианства язычество успешно продолжало свое полуподпольное сущестование (а часто и врастая в христианство и трансформируя его исподволь). Когда урожай зерновых и надои от каждой коровы - а следовательно и физическое выживание - напрямую зависели от жертвы и молитвы богам, от плясок шаманов и камланий деревенских ведьм. Иные решения были неведомы самим взрослым. Но они были нужны - хоть какие-то. Ребенок таким образом, через адаптированные для его сознания формы, получал жизненно значимые первичные представления о мистическо-религиозной картине мира и соответствующих нормах социального и сакрального поведения. Волшебство действовало в той реальности, как минимум в форме важного социально одобряемого ритуала. Это надо было знать и уметь. Эти ценности надо было разделять с соплеменниками.

Современный мир, в плане его социальной организации, довольно далеко уже ушел и от древности, и от средневековья. Мистический и религиозный ритуал вытеснен из "взрослого мира" далеко на периферию. И адаптация человека в жизни от владения этим ритуалом если и зависит, то скорее в самую последнюю очередь. Зависит она - в первую очередь - от совершенно других навыков и способеностей. Включая способность к сложным рациональным последовательностям социальных и деловых коммуникаций. Но в "детском мире" он не только остался, но и расцвел буйным цветом, совершенно оторвавшись от реальности - какой бы то ни было, кроме вымышленной, иллюзорной. Область применения навыка исчезла - а научение ему по инерции осталось.

Как же происходит это научение? Довольно просто. Перед ребенком ставится любая задача, которую он не может решить штатными, известными ему средствами. Ставится - родителями, или им самим - себе. Неважно.

Простейший и, увы, очень распространенный пример - недолюбленность. Недолюбить ребенка, недодать ему тепла, ласки, заботы и нетребовательного внимания тоже очень просто - особенно работающим на работе и погруженным в собственные житейские и психологические проблемы матерям. Для этого не нужно даже совершать никаких особых действий. А у ребенка, в итоге - дефицит удовлетворения базовой, биологически обусловленной потребности, потихоньку, незаметно, подгрызающий его изнутри. Задача, которую как-то надо решать - а как? Никак. Повезет - психика как-то справится сама. Не повезет - останется незаживающая рана.

Но бывает и хуже. Родитель, ощущающий вину или тревогу за недодачу ребенку необходимого ему тепла - или, скажем, тревогу за ребенка во время болезни - эту тревогу и вину бессознательно демонстрирует, на неочевидном вербальном и, особенно, невербальном уровне. А ребенок воспринимает, ибо воспринимает он исходящее от родителя - всё. Родитель для него безусловный авторитет. И принимает на свой счет - как будто это уже он, испытывая потребность в любви (или заболев) и проявляя ее вовне, виноват в том, что родителю от этого как-то не очень хорошо. И интерпретирует это - гашение родительского "не очень хорошо" - как, опять же, свою задачу. Решить которую, опять же - никак. Причем здесь может быть и еще много разных отягчающих обстоятельств.

Другой пример - получение чего-либо желаемого вещественного. Вожделенной игрушки. Желание получить - опять же, задача. Решаемая родительской доброй волей. Если же доброй воли на то нет, решаемая, чаще всего - снова никак. Или родительское требование быть совершенным, не совершать ошибок, развиваться и успевать в соответствии с сильно завышенными родительскими понятиями нормы, и т.д., и т.п. Опять - никак. Вариантов нерешаемых задач - масса.

Здесь нужно еще раз отметить, что "нерешаемых" - именно теми средствами, которыми располагает ребенок. Которым его научили. И ему крупно везет, если все-таки учат чему-то, что помогает справиться с "неразрешимым" в объективной, познаваемой реальности: внешней - предметной и социальной, или внутренней - психической. А когда не везет - и родители либо сами не умеют, либо не осознают, что ему это необходимо - на сцену выходит во всей красе волшебная сказка. Потому что - а чему еще выходить? Нечему. Есть задача, есть ее решение - родителями же, или обозначаемыми ими в качестве доверенных источников книжками и зомбоящиком, предлагаемое. Безальтернативно - в этом случае.

Проблема с "волшебством" еще и в том, что оно по определению не верифицируемо. Его невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. Его можно только принять на веру и терпеливо ждать, когда же оно случится в твоей жизни. Не случается - и находится масса убедительнейших аргументов почему не случается именно с тобой. Разбрасываешь игрушки, не слушаешься, грубишь, капризничаешь, пачкаешь штаны на прогулке, доводишь маму до бешенства своими выходками - вот и не случается, сам(а) виноват(а). Или недостаточно хочешь, или хочешь как-нибудь не так или не эдак. Или еще что-нибудь, ставящее перед ребенком очередные невыполнимые задачи, но никак не способствующее тому, чтобы он догадался отвергнуть сам метод, как нерелевантный.

Но самое неприятное, когда формируемая сказками мистическая картина мира подкрепляется практикой. Помолись деду морозу в форточку - и получи вожделенное, которое никак иначе не получить. Родители ни за что не покупают - а волшебство вот работает! И это уже, воистину, пиздец. Вымышленное тут просто не может не занять полноправного места в картине мира наряду с объективным, в качестве его неотъемлемой части. А что такое "занять место" - в психике? Сформировать некие устойчивые, почти нерушимые, связи - когнитивные, ассоциативные, реактивные. Сформировать сознательно-бессознательную модель, которая будет "включаться" и "отрабатывать" всякий раз, в ответ на чувственную оценку ситуации как "неразрешимая задача". И чем больше перед ребенком стоит "неразрешимых" задач, чем сложнее они, чем больше на практике подкрепляется действенность "волшебства" и чем меньше ему предоставлено альтернативных действующих путей решения - тем больше ресурсов психики будет занимать эта модель, тем она будет прочнее, нерушимее, безусловнее. Тем быстрее и всеохватнее она будет возбуждаться в сознании в ответ на входящий тревожный сигнал. Тем успешнее будет формироваться привычка психики апеллировать при возникновении каких-либо трудностей к вымышленному, воображаемому, "чуду" - вместо того, чтобы заняться насущным практически. Ключевое слово здесь: "вместо". Происходит вытеснение восприятия и анализа актуальной реальности - в никуда.

Одновременно с усваиванием привычки, происходит и трансляция, распространение "неразрешимого" в менее критичные области: "неразрешимая задача" -> "трудноразрешимая задача" -> "трудная задача" -> "неприятная задача". Почему? Потому что оно только на рациональном уровне отличимо, на уровне переживаний там очень много общего. А общее психикой - связывается, ассоциируется.

И самое печальное, что по мере взросления привычка эта никуда не девается, только мутирует. "Взрослая" рациональность прикрывает "сказочное" детское мировосприятие примерно как позолота христианства - языческий культ. Отрицая чудеса рационально, подсознательно такой "взрослый" продолжает полагаться на "чудо", которое вдруг, внезапно! изменит его жизнь к лучшему или решит сложную проблему. Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете. Огромное количество народа жаждет "волшебную таблетку от всего" - это не секрет, и это не случайно. Сама рациональность такого "взрослого" искажена - высшая нервная деятельность штука прозрачная во все стороны, провести четкую границу между разумом, чувством, "случайно" всплывшим из памяти кусочком опыта и бессознательной мотивацией практически невозможно. Критериев нет, одна вера. А вера, еще раз - штука неверифицируемая и неопровергаемая. Тем более, вера детская. Даже когда с волшебного дед-мороза сдирают парик и бороду и выясняется, что под ними скрывается изрядно выпивший и несимпатичный дядька. Это ничего не значит для глубинных областей деформированной психики (кроме получения травматичного опыта обмана). Как ничего не значат для верующего - эволюционная теория и полеты в космос.

И в итоге, вместо жизни - воображение о жизни. И хорошо, если это воображение находит профессиональную реализацию в творчестве (а больше негде). Но чаще - не находит. Ибо реализация в творчестве предполагает, помимо воображения, все то же самое, что и реализация в иных областях - наличие эффективных и результативных моделей думания, чувствования, поведения и социального взаимодействия. Причем в творчестве, наверное, как нигде больше - это очень агрессивная внутри и жестоко конкурентная среда.
u12

(no subject)

Откуда противоречия в системе ценностей?

Мы выявили, что базовая первоцель и краеугольный камень системы ценностей: не быть похожей на своих родителей. Инверсия, возникшая из наблюдаемого и остро переживаемого ребенком конфликта между родительским образом жизни и их подавленными потребностями.

Хорошо. Первоцель проста и ясна, казалось бы. Цельна и непротиворечива. Но... но. Не быть похожей - в чем?

И вот тут начинается. Начинается выстраивание подсистемы целей и ценностей. Идет отбор того, что принимается и того, что отвергается. На основании чего? На основании линии наименьшего сопротивления (не забываем, что все это происходит в довольно раннем возрасте, когда ребенок еще абсолютно зависим от родителей, еще задолго до пресловутого "подросткового бунта"). Ребенок тестирует каждую ценность на сопротивление среды при ее отторжении. В тех рамках, в которых ему позволяют это сделать доступные модели поведения (которым ребенок обучается через подражание).

Рассмотрим ценности, декларируемые родителями и их трансформации.

Ценность: "Быть честной и порядочной". Попытки отторжения встречают жесточайшее сопротивление среды. Ценность принимается. Трансформированная ценность: "Быть честной и порядочной".

Ценность: "Работать на одной работе". Попытки отторжения встречают одобрение (ребенок успевает по всем предметам, ребенок разносторонний). Ценность активно отвергается. Трансформированная ценность: "Быть разносторонней и успешной во всем, не работать на одной работе".

Ценность: "Довольствоваться малым". Попытки отторжения встречают пассивное сопротивление на уровне материального и одобрение на уровне нематериального. Ценность отвергается и трансформируется. Трансформированная ценность: "Стремиться к большему, прежде всего в нематериальном, как легче достижимом".

Ценность: "Быть такой как все". Попытки отторжения встречают одобрение (на ребенка обращают больше позитивного внимания взрослые). Ценность отвергается. Трансформированная ценность: "Максимально отличаться от других".

Ценность: "Быть здоровой". Попытки отторжения встречают одобрение (вокруг ребенка бегают, заботятся). Ценность отвергается. Трансформированная ценность: "Быть больной".

Ценность: "Кусок хлеба". Попытки отторжения встречают сопротивление, сопряженное со стимуляцией (внимание, забота, уговоры). Ценность пассивно отвергается. Трансформированная ценность: "Не заботиться о куске хлеба".

Ценность: "Ласковый теленок двух маток сосет". Попытки отторжения встречают агрессивное сопротивление. Ценность принимается. Трансформированная ценность: "Быть ласковым теленком".

Ценность: "Зависимость". Попытки отторжения встречают нейтралитет. Ценность отвергается. Трансформированная ценность: "Самодостаточность".

Ценность: "Семья". Ребенок не имеет доступных моделей для тестирования отторжения. Ценность пассивно принимается. Трансформированная ценность: "Семья".

Ценность: "Ради ребенка пожертвуем собой". Ребенок не имеет доступных моделей для тестирования отторжения. Ребенок теструет отторжение на родителях. Отторжение встречает нейтралитет или слабое сопротивление. Ценность отвергается. Трансформированная ценность: "Я прежде всего".

Ценность: "Избегать проблем". Попытки отторжения встречают агрессивное сопротивление. Ценность принимается. Трансформированная ценность: "Избегать проблем".

Ценность: "Нужно много работать". Попытки отторжения встречают активное сопротивление или стимулирующее внимание. Ценность "подвисает". Трансформированная ценность: "Много работать, когда интересно".

Плюс к этому, личный травмирующий опыт и личные пристрастия:

Родительская ситуация: "Нищета". Трансформированная целевая ситуация: "Богатство"

Родительская ситуация: "Бытовая необустроенность". Трансформированная целевая ситуация: "Бытовая обустроенность".

Желание быстро двигаться:
- "Велосипед" -> родительский запрет -> ценность "Велосипед".
- "Автомобиль" -> родительское подавленное -> сверхценность "Автомобиль".
- "Танцевать" -> родительский нейтралитет -> ценность "Музыка".
- "Спорт" -> родительский запрет -> ценность "Спорт"

Сравним две системы ценностей.

Родители:
- Быть честной и порядочной
- Работать на одной работе
- Довольствоваться малым
- Быть такой как все
- Быть здоровой
- Кусок хлеба
- Ласковый теленок
- Зависимость
- Семья
- Ради ребенка пожертвуем собой
- Избегать проблем
- Нужно много работать
- Нищета (как и у большинства в СССР)
- Бытовая необустроенность

Трансформация (Быть не похожей на родителей):
- Быть честной и порядочной
- Быть разносторонней и успешной во всем
- Не работать на одной работе
- Стремиться к большему, прежде всего в нематериальном, как легче достижимом
- Максимально отличаться от других
- Быть больной
- Не заботиться о куске хлеба
- Быть ласковым теленком
- Самодостаточность
- Семья
- Я прежде всего
- Избегать проблем
- Много работать, когда интересно
- Богатство
- Бытовая обустроенность
- Велосипед
- Автомобиль
- Музыка
- Спорт

Родительская система, какой бы они ни была - по крайней мере практически непротиворечива. Трансформированная (моя) - противоречива в значительной степени. И уж точно - совершенно неадекватна объективной реальности. А всего лишь - кривое отражение родительской.

Я задаю себе вопрос: а почему мне до сих пор так важно не быть похожей на родителей? И, гм... пока не нахожу ответа. Важно и - все. Надо попытаться понять, почему и чем это так важно. И что будет, если предположить, что оно вдруг станет неважным. Гммм...
mini

(no subject)

иногда на тебя накатывает отчаяние.
кажется, что дело, за которое ты взялась и которое тащишь, совершенно безнадежное.
кажется, что столько сил и времени, сколько оно требует, у тебя отродясь не было и никогда не будет.
кажется, что оно так никогда и не сможет быть хоть сколько-нибудь завершено.
и ты плачешь, хотя все вокруг совсем не так уж скверно, как могло бы быть.
ты плачешь от ощущения собственного бессилия.
сквозь слезы разглядываешь эту манящую и недостижимую вершину и продолжаешь упорно карабкаться на нее.
возможно, вершину собственной глупости и недальновидности.
вершину собственного упрямства и неизжитого подросткового максимализма.
ты никак не можешь взять в толк: что это, то, чем ты занимаешься - героизм или идиотизм?
и ты понимаешь, что и то, и другое одинаково не стоит жизни.
поговорить - полегчает? кто может тебя понять, если ты сама не понимаешь?
кто может сказать тебе, и что ты действительно хочешь услышать?
так нельзя, радость моя. возьми себя в руки.

ужас, ужас. окутывает, пеленает, баюкает.
страшно, на такой высоте, куда ты вскрабкалась и где пытаешься угнездиться.
очень страшно смотреть вниз. никогда не смотри вниз, на вершину смотри, знаешь ведь.
уже полезла, уже долезла до уступа, на котором можно хотя бы передохнуть и перекусить.
держись, или падай. никто ничего не знает, что будет в итоге.
может быть, падая, нежданно научишься летать. может быть, удержавшись, покоришь вершину.
никто не знает. и не у кого спросить совета или попросить помощи и поддержки.
никто ведь и не просил лезть в одиночку. что же ты хочешь теперь?
...

 
mini

(no subject)

так, ребята! мне решительно надоели эти солнечные дни. у меня же на мониторе нихрена не видно!

да будет тьма!

smile

(no subject)

посмотрела два фильма.

"princess blade" (2001) - кроме нескольких интересных схваток, смотреть, вобщем-то, не на что. много крови, достаточно невнятный сюжет, хоть и с явными претензиями на искусство кино. у японцев, конечно, мозги повернуты как-то очень своеобразно.

зато "shaolin temple" (1984-86) - да, без сомнения стоило посмотреть. душа алчет повторения и, к тому же, первой части, которой в ларьке не оказалось - только вторая и третья. сюжеты ни на что не претендуют и служат просто связкой для бесконечных драк всех видов и сортов. дерутся все - дети, женщины, монахи, правители, разбойники, солдаты - и всеми доступными видами оружия. совершенно виртуозное мастерство и отличная съемка, позволяющая не только получить эстетическое наслаждение, но и внимательно изучить приемы и серии. молодой джет ли зажигает по полной. вовсю отрываются мелкие дети, показывая высокий, для своего возраста, класс. фильм, конечно же, для маньяков кунг-фу - простой смертный заснет в первые же десять минут.