Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

u12

Приключения тетки во внутреннем пространстве 7

Некоторое время тетка стоит и думает, в каком же направлении лучше двигаться. Лучше? - думает тетка. Для чего, или для кого - лучше? И уместно ли здесь вообще оперировать такими странными категориями? Нет, решает тетка. К черту "лучше" или "не лучше". И сумки эти - к черту. Если ж попала в такой переплет - надо просто двигаться, просто двигаться, все равно куда. Есть полупрозрачная серебристая полоса, выдерживает - значит можно двигаться. Все равно куда. И к черту эти сумки.

- Да ты что. - Возражает некто. - А жрать захочешь? Как же без сумок?

Тетка испытывает шок, испытывает потрясение. Тут ведь только что никого кроме нее не было - кто бы это мог говорить? Или животное все же не выдержало одинокого созерцания ямы и нашло тетку по следам? Тетка испытывает некоторое облегчение, испытывает смутную надежду. Озирается по сторонам, оборачивается. И видит. Что же она видит?

Она видит тетку с сумками, стоящую на полупрозрачной серебристой полосе. Вид у тетки взъерошенный и растерянный. Вся тетка напоминает испуганного воробья на жердочке. Это же я, думает тетка.

- Я? - Реагирует та, другая тетка, стоящая на полупрозрачной серебристой полосе.

- "Неет, мама - это яяя". - Цитирует известный анекдот наша, первая тетка.

- Угу. - Отзывается вторая.

Раздвоение личности, думает тетка. Симптом. Сейчас приедут санитары.

- Да нет здесь никаких санитаров, не водятся, забудь! - Кричит откуда-то издалека животное.

Тетка снова озирается, Collapse )
u12

Приключения тетки во внутреннем пространстве 3

Тетка сидит на берегу ручья. Смотрит на каменистое русло ручья, камни образуют пороги, уступы, ручей журчит, ударяясь о камни, обегает их, скатывается, бурля, с уступов. Если бы тетка была маленькая, ручей показался бы ей горным потоком ужасающей мощи. Но тетка большая по сравнению с ручьем, она может запросто его перешагнуть. Но не перешагивает, сидит. Вокруг, там и сям, разбросаны крупные, поросшие мхом валуны, там и сям пробиваются травы, заметны цветы. Тетка отрывает взгляд от ручья, осматривается. Видит деревья, видит кустарники, высокие, сильные живые деревья, пышные кустарники. Дышится легко, хотя воздух, кажется тетке, и перенасыщен несколько ароматами, исходящими от растительности. Воздух плотный, но мягкий, текучий, как молоко. Тетка вдыхает полной грудью, это приятно, это придает тетке силы. Не возникает ни малейшего желания закурить, тетка даже не вспоминает о том, что можно было бы и закурить. Тетка еще некоторое время дышит полной грудью, ощущает странную смесь спокойствия и восторга. Запрокидывает голову, смотрит вверх. Там небо, ясное голубое небо, легкие кучевые облака, выше - такие же легкие перистые облака. Тетка довольно продолжительное время сидит и смотрит в небо. Слушает журчание ручья, слушает шелест листвы, слушает шорох травы, слушает стрекот и низкое гудение редких насекомых. Вероятно, это насекомые, хотя ни одного насекомого тетка не видит.

Вдруг тетку охватывает беспокойство. Она вспоминает про сумки с продуктами. Где же сумки, думает тетка, озирается в поисках сумок. Сумок нет. Небо тут же мрачнеет, легкие кучевые облака сменяются низкими тучами, замолкает и исчезает ручей, исчезают травы, остаются только мхи и лишайники, плотным покровом охватывающие валуны, стволы могучих, мрачных деревьев. Перед теткой теперь выщербленные, полуразрушившиеся от времени огромные каменные ступени, уходящие куда-то ввысь, в гору. Тетка следует за ними взглядом и упирается в седого, бородатого и длинноволосого деда, одетого в серо-коричневые лохмотья, опирающегося на посох из сучковатого, изогнутого дерева вроде очень старого можжевельника. Дед сидит на ступенях и опирается на посох, смотрит на тетку, что-то говорит ей - мы не слышим, будто кто-то выключил вдруг звук. Включите звук! - кричим мы, но звук не включается. Тетка что-то отвечает деду, мы опять ничего не слышим. Дед снова говорит, говорит ровно, спокойно, не выказывая никаких эмоций. Тетка, напротив, выказывает замешательство, выказывает недоумение, выказывает сомнение, выказывает надежду или, может быть, даже просьбу. Все это можно легко прочитать по выражению лица тетки, по ее позе и жестам. Дед качает головой и отворачивается. Картинка словно бы смывается с экрана струей воды.

Мы снова видим тетку, лежащую посреди унылой, пустынной равнины, рядом сумки с продуктами, рядом выкопана яма, вокруг ямы - горки вынутого грунта. Но что-то происходит Collapse )
u12

(no subject)

Можно предположить, что оно обусловлено некоей как бы "энергией", неким довольно общим, абстрактным, таким протопобуждением к действию, протомотивом, который существует как бы "сам по себе" и обусловлен только генетикой и биохимией. Какие-то реакции происходят, побуждающие к чему-то. И вот дальше - вся мысль, весь поток мыслеобразов - поиск этого "к чему". Не поиск - фильтр. Все - уже есть. Но действие должно быть направленным. Действие так устроено, что оно - к чему-то конкретному. Схватить игрушку. Зарычать на противника. Укусить за лапу. И вот запускается фильтр, который просеивает некий объем этого "всего", и что-то вдруг почему-то выбирается. Там, почему-то - зеленая улица. Можно ехать, можно действовать.

"Вижу дичь" не всегда приводит к "напасть". Оно приводит к "напасть", когда есть протомотив к действию и он не проявлен. Если животное сыто, довольно и занято перевариванием пищи, у него протомотив проявляется в действии "переваривать пищу".

***

Я думаю о том, можно ли создать такое приложение, которое будет, скажем, находиться в сети и иметь протомотив? Можно ли это реализовать программно? Как это может выглядеть?
u12

(no subject)

Взгромоздилась сегодня, наконец, на лошадь и для начала немного пошагала. То ли я практически ничего за пять лет перерыва не забыла, то ли лошадь чудо как хороша, но я даже не болталась на этой лошади как каменная табуретка доисторического человека, а выполняла нечто осмысленное.

На конюшне вовсю пели кошки - о чем-то очень жизненном и, несомненно, актуальном. Пожалела, что не взяла с собой записывающих устройств, ибо мартовское кошкопение следует, конечно, записывать, потом обрабатывать и компоновать из этого законченное музыкальное произведение. Надо будет следующий раз взять с собой и записать.
u12

(no subject)

Улитки ползут и выползают из асфальта, комары курят дурь, но на них накатывает сверху, волнами, могучими как трактора белорусь имени ленина. Из головы вываливаются ушаты металлической стружки, она режет клопов, и клопов давят ногтями на красной кровати в полночь, тринадцатого. Медведи не спят, они пробираются сквозь чащобу навстречу стройным рядам самураев, чтобы погубнуть достойно или зима не придет. Не придет зима и не будет блаженного сна и покоя. Останутся одни ужи, которые заполонят собой помещение кафе. И что же скажет владелец кафе? Как он объяснит это своим покупателям, откинувшимся с зоны, чтобы наполнить бидоны теплым молоком с примесью азотной кислоты? Механик и моторист, сидя на заваленке, обсуждают последние политические новости. Им говорят про тараканов, и как птицы едят, и почему нужны перья, и как делают подушки. А бабка Нюра вяжет. Умирающий футбольный мяч лежит у ее ног. Умирает красиво, с гордостью и чувством ответственности перед народом, партией. Сено уже скошено, скотина накормлена, и лает, довольная, гремя тяжелой железной цепью. Но приезжают автомобили, и быстро наводят порядок, расстреливая и сжигая всех, кто еще может шевелиться. Только мысли спрятались, они делают вид, что похожи на статуи античных богов, красивые, голые и белые. Точно, страусы это. Они хотят пива после работы, потому что в пиве им видится призрак домашнего уюта, который улетел вчера вместе со всем цирконием, который был когда-либо обнаружен на земле. А хомяки все спят. Они спали и когда приходили гости, и давеча, когда стало уж совсем темно. В крыше образовалась прореха и механизатор Зуев вызвался ее чинить. У него большой опыт в усмирении технических усовершенствований. А вот и девочка в белом платьице. У нее игрушечный кролик, размножающийся прямо на глазах. Кролики размножаются быстрее белок. А белки питаются стволами деревьев и спят, вывернувшись наизнанку. Белки и кролики очень умные существа. Они никогда не позволят приблизиться к себе ни греху, ни какой-либо скверне. Одно досадно: чтобы иметь возможность постоянно поедать тараканов, они вынуждены катать большую бочку с краской. Поверхность не очень ровная. На ней имеются выбоины, складки, трещины и другие характерные проявления естественного рельефа. Очень многие умерли, пытаясь разрешить эту загадку, так и не достигнув предпенсионного возраста. Из репродуктора льется вода. Она несет в себе заряд позитивной энергии, призванной всколыхнуть стихийное творчество масс угля. Вы будете смеяться, но с каждой коровы ныне надаивается столько угля, сколько можно пересчитать по лапам сороконожки, возведенным в степень эн плюс икс. Несомненно, цивилизация делает огромные успехи на пути к полному и тотальному уничтожению деревьев. Алхимики тоже не пытаются остаться в стороне. Они несут в больших, якро разукрашенных коробах пряники и печения. И не даром: колонна автомобилей уже направляется в небо. Их конечная цель - прекращение господства крокодилов в воздухе и под землей. Очень много там еще больных камней, сбрасывающих внешнюю оболочку невинности и являющих повсеместно свой истинный облик. Отчего же визуальные средства воздействия больше не работают? Этим вопросом задаются караси в аквариуме, что висит под потолком в головном офисе одного известного банка. Ну и шахтеры, конечно. Без шахтеров не обходится ныне ни одно театральное действо, как с участием белых медведей, так и обходящееся без клоунов. Можно подумать, что земля эта, и народонаселение, вполне благополучны. Но вот послушаем, что нам скажет по этому поводу уважаемый гражданин К.
- Я думаю так, что в большинстве случаев массовые миграции бактерий в подкожном слое действуют весьма результативно. Но сколько можно терпеть скворцов? Куда смотрит Законодательное собрание? Нужен порядок, чтобы железной рукой металлического человека везде, наконец, поставили урны для праха покойного. А почему? Ну, на этот вопрос современная наука не дает исчерпывающего ответа. Известно, что насекомые перерабатывают в год более восьмидесяти центнеров шлака. Но почему нигде не видно результатов? Если через год мы окончательно не победим членистоногих в их гнездовьях в истоках реки, то можно забыть и про интенсификацию и про демилитаризацию. Это будет полным крахом древней истории, как и описано во всех учебниках по общей психологии.
Вот что будет товарищ К. по поводу сложившейся, весьма непростой, хотя и кажущейся многим исключительно романтичной ситуации. Мы, конечно, романтики - это прежде всего. И нас не могут смутить разногласия и панибратство в войсках. У кувшина есть горлышко. И если оно достаточно узко, воздух выходит и устанавливается равновесие сил в природе. Это закон. И если ты олигарх, или инженер, или пенсионер, у тебя все равно появятся прыщи на лице. Тем временем бессмертное трио в составе осла, управдома и банки из под сока, выигрывают приз: поездку на осыпающуюся под действием эрозии боковую стенку поверхности заброшенного песчанного карьера. Там добывали мраморную крошку, которую так любят бегемоты. Очень много чего можно сказать и о повышении производительности труда. Если к молодому деревцу привязать веревку, она непременно вырастет и рассыпется на тысячу искр. Поэтому в производстве не обходится без жуков-короедов. Множество мышей ежедневно рыщут по всей округе в поисках этих удивительных существ. Но кто оплатит их труд? Вы думаете, они поступают так из благотворительности или соображений высшего порядка? Но улитки не владеют чарами и не могут превращаться в себеподобных. Они же обычно замыкают окружности, с помощью циркуля и линейки, никогда не прибегая ни к кранам, ни к экскаваторам, ни к бульдозерам, ни к какой иной строительной технике. Очевидно, это тупиковый путь. Зайцы сидят и грызут колонны и опоры зданий. Но они не могут справиться, хоть и прошли спецподготовку в отряде особого назначения. У них нет почвы под ногами - там только мешки с цементом. Вывезти бы их и закопать где-нибудь на кладбище. Но нужно оформлять соответствующие разрешительные документы и лицензии, а у мартышек отсутствуют связи в парламенте. Многое происходит незримо: инвалид первой группы в составе бригады ударного коммунистического труда с утра уже выпил бутылку вина. А профсоюз думает только о том, чтобы покарать злоумышленника, написавшего на новенькой двери красной краской слово "Победа". Возможно, он имел в виду те останки ржавого железа, которые еще по осени привез толстый противный слон и выгрузил прямо под окнами пенсионера В. Зачем он это сделал? И кто оплатит труд тех водителей, которые регулярно отчищают с тротуаров крысиный помет. Очень много всего происходит. В этой краткой статье мы остановимся только на самых важных, судьбоносных событиях и решениях. Вот пришел старый профессор. Над ним сверху постоянно находится пакет с изюмом, передвигаясь равномерно и прямолинейно. А скольких еще мы не знаем? Вот братская могила, прямо посреди проезжей части. Гаишник недоволен, но он ничего не может поделать с этим безобразием: у него отсохли конечности и он вынужден передвигаться с помощью ручного пеликана. А оборудование сколько лет не обновлялось? У тракторов гусеницы покрыты плотным слоем личинок насекомых. А кошка на заборе радуется: у нее пополнение в семействе, десяток свежих жирных индюшат, которых посетители с удовольствием употребят за ужином. Только одинокая тля выглядит усталой. Ей следовало бы воспользоваться системной напоминаний и упорядочить график работ. Окрест царит тишина и успокоение. Мертвые не тревожат своих мертвецов, а мухи не жужжат вокруг чашек с медом, расставленных по периметру силовых установок. Очень страшный фильм вчера показали: заяц, воспользовавшись всеобщим замешательством, выкинул номер и номер оказался счастливым. Заяц съел его, но вокруг сразу раздались бурные, продолжительные апплодисменты, переходящие в овацию. Весь зал опрометью бросился к выходу, по пути задавили стаканчик с растаявшим мороженым. Это жертвы бедствий, повлекшие за собой стихийные разрушения. И врачи опустили руки: слишком поздно, медицина бессильна. Сколько денег? У альпинистов ответ на это простой: нужно больше тренироваться. А потому солнце не так страшно, как его пытаются нам показать по телевизору. Бывают, конечно, еще, кое-где, отдельные проявления на местах. Но в целом, в целом наша страна движется по накатанным рельсам на скоростном поезде Москва - Великие Луки. Окна не открываются, конечно. В муравьиных домах окна отсутствуют как класс. Но кислород для дыхания неизменно поступает через специально прорубленные вентиляционные шахты и воздуховоды. Так живут кочегары и плотники. У них толстые, лоснящиеся лица, на морозе напоминающие свежий копченый окорок. Рысь не может устоять перед этим соблазном. Она подстерегает жертву и обрушивается на нее со всей подавляющей мощью снежной лавины. Это рай для сноубордистов. А вечером, в местном ресторане, их ждет восхитительная закуска, приготовленная первоклассными поворами из мышей и лягушек. Но где же водопроводчик? Он уже звонил, сообщив что задержится на важной международной конференции, где делает доклад по вопросам поисковой оптимизации сайтов, торгующих презервативами. Очень хорошо! Картина постепенно проясняется, будто под кистью гениального художника, сначала проступают лапки, потом хвостики, потом жвалы, а потом и хитросплетения головного мозга. Это строители. Они пришли снять замеры с фотокамер. Они на лыжах и упорно скользят в направлении водораздела. Тут гигантские территории. Вокруг, сколько хватает глаза, парят горделиво орлы и бабочки. По ту сторону виднеется свиноферма. Это выдающееся произведение современного искусства. Исконные обитатели здешних места называют ее кашалотом. Этимология данного слова представляет собой загадку. Очень многие ученые тысячелетиями бьются над проблемой источника искусственного освещения, способного заменить собой Луну. Пожалуй, не будет преувеличением, если сказать, что глухари издревле облюбовали эту полянку. Сколько еще осталось чисел? Религия не дает ответа на этот, простой казалось бы, но животрепещущий вопрос. Зададим вопрос страусу: сколько звезд на небе?
- Каррррр!
О, это ворона. До сих пор в нашем исследовании мы еще не сталкивались с этими замечательными представителями отряда прямоходящих. Ну и поделом. Если кто-то приходит в магазин покупать булку хлеба, то каждый в праве поинтересоваться: а на какие деньги? Пострадали ли жужелицы в процессе перекрестного опыления? И если что не так - нужно обращаться в милицию, или в службу газа. Тараканы ведь даром не проходят, их призывают на службу в органы охраны правопорядка или добровольную народную дружину. И все справедливо: лошади вычищены и поседланы, готовы по первому слову пожертвовать жизнью ради ценностей добра и справедливости. А скалка должна кататься по расплавленному металлу, оставляя следы неуравновешенной психики. Вот и достаточно. Дед мороз приходил и изнасиловал снегурочку на глазах у ошеломленной аудитории. И стрекозы, повозмущавшись, улетели, размахивая транспарантами, призывающими к улучшению межведомственной отчетности. Из берлоги выходит бык, у него на лбу находится вся история травоядных, от первых поселений, эмигрировавших из дальнего космоса на самодельных дельтапланах, до настоящих промышленных гигантов, загрязняющих окружающую среду, о чем уже неоднократно выносилось на повестку дня. Остались еще музыкальные инструменты, но они не выглядят так, будто вышли только что из одного из самых дорогих и престижных салонов красоты. Нет, мода не перстает удивлять. Сегодня у лисицы капкан на мордочке, а завтра она же щеголяет роскошной бурундуковой шапкой. Опостылевшие собакам за долгие годы упорного труда землянки срочно перестраивают в мосты, которые соединят в будущем году два разрозненных лагеря соболей и куниц. Движение на этом направлении должно заметно оживиться и выйти на запланированные показатели. Если вы можете что-то добавить, или написать к сказанному, то не стесняйтесь.
u12

(no subject)

Очень важно уметь правильно рассчитывать свои силы. Свои силы - а не свои представления о том, сколько у взрослого здорового человека должно быть сил.

По части сил у меня всегда была очень сильно завышенная самооценка. В оценке качества выпускаемой продукции, в оценке собственных творческих способностей, в оценке отношения людей к тому что я делаю я очень близка к объективности. Разного рода статистика (в т.ч. и собиравшаяся несколько дней назад) это хорошо подтверждает. Но вот по части сил...

Мне многие люди говорят, что я сильная. Я могу соглашаться, или отрицать - в зависимости от настроения животного. Но животному-то кажется, что я всесильная.

Если копать, глубоко и хорошо копать, мощно копать, экскаватором копать, то можно раскопать, что единственной подлинной мотиваций всех моих многочисленных деятельностей, проектов, направлений, компетенций, знаний, общений, является потребность подтверждения в том, что я всесильная.

Это, извините, вырезано цензурой что такое.

Откуда, из какой канализационной трубы бессознательного прет это дерьмо? Если попробовать животному что-то аргументированно возразить на эту тему, оно сразу же скажет: вырезано цензурой.

******

К чему такая позиция приводит.

Очень красивый и точный пример, как мы пытались несколько лет назад регулярно бегать по утрам по парку в Чертаново. К чему это привело? К тому, что я, увидев крутой холм, почему-то решила, что легко взберусь на него на полусогнутых ногах - тренированному человеку это раз плюнуть же. И взобралась. Только почему-то не так легко, как мне бы хотелось. Наверное, сказались десять лет полностью сидячего и малоподвижного образа жизни. Но разве можно отступать перед преградой? И взобралась. А потом три дня не могла передвигаться даже по квартире. А потом еще неделю училась ходить заново.

Когда я вела проект DAA, я почему-то решила, что могу быть одновременно гендиректором, бухгалтером, менеджером проекта, дизайнером, программистом, верстальщиком, девочкой на телефоне и отделом R&D в составе системного архитектора, системного программиста, программиста по интерфейсам и тестировщика. И могла. Работала по 18 часов в сутки и могла. И довольно неплохо. Сломалась я на позициях суппортера, маркетинг-менеджера и пиар-менеджера. И даже не заметила, как сломалась - так же, как и с тем холмом в Чертаново. Вроде бы и взобралась, а... - и все.

Я всегда пытаюсь расширяться вместе с процессом. Каждый процесс расширяется - в этом заключается его развитие. Но процесс, пока он не прошел точку безубыточности, не может расширяться сам из себя. Он расширяется за счет вкладываемого в него ресурса. Он расширяется ровно до объемов этого, вкладываемого в него ресурса. А потом начинает свертываться - если дополнительного ресурса ниоткуда не поступает.

Я всегда, веря в собственную всесильность, пытаюсь расширяться вместе с процессом. И успешно это делаю, до тех пор, пока либо он меня не разрывает как Тузик грелку, либо не свертывается.

******

Теперь, после многочисленных порывов тузиком грелки, животное боится. Оно боится даже ввязываться - в любое, во что угодно боится ввязываться. А при первых же признаках повторения сценария - тут же схлопывает всю деятельность, все вложение ресурсов. Именно это произошло со мной летом, когда мы упорно работали над новым проектом. Животное осознало, что если продолжать в таком же режиме - то придет снова Тузик, и снова совершит тот же, классический акт вандализма и надругательства.

И это довольно разумно. Выглядит разумно. Но таковым не является. Потому что, если животное хотя бы на секунду перестает бояться, у него тут же включается логика: "А! Я же всесильная! Проблемы? Какие там могут быть проблемы? Шапками закидаем!".

Животное продолжает играть в игру: я сейчас всем докажу, что я всесильная, что я все могу!

******

Я не могу сказать, что осознание этой проблемы является для меня сильно новым. Просто, еще раз, очередной раз, вывод проблемы в оперативную память.

Я пыталась работать с этой проблемой: с помощью психолога; с помощью тщательного, разумного бизнес-планирования; с помощью делегирования задач и компетенций; с помощью тайм-менеджмента;

Почему из этого ничего не получалось? Теперь понятно почему. В основе этих попыток не лежало никакой позитивной мотивации. Позитивная мотивация одна: "посмотрите, я всесильная! я всемогущая!"

Если животное спросить: что ты умеешь? Оно начнет с гордость перечислять свои многочисленные - и довольно основательные - скиллзы, умения, профессии, навыки и опыты.

Если животное спросить: кем ты хочешь работать? Оно ответит: я хочу доказать всем, что я всесильная в тех областях, где еще не доказала.

Животному неинтересно работать там, где оно либо не может этого доказать, либо уже доказало. Интересно там, где может и еще не доказало. Например, в архитектурном проектировании.

Мой вопрос "где взять денег?", на самом деле, является вопросом: "как доказать всем, что я всесильная и в этом тоже?". Это, конечно, по большому счету. По малому счету - животное еще и боится, что жрать будет нечего.

Животное очень боится, что оно в какой-то теме не сможет доказать, что оно всесильно. Или это будет ему стоить слишком большого времени-труда. Например, животное почему-то не рвется в большой спорт. Если его спросить напрямую: животное, почему ты не хочешь в большой спорт? Оно либо ответит: я уже не в том возрасте. Либо ответит: а кто меня туда возьмет? Либо ответит: да я и так знаю, что если долго буду над этим работать, то непременно смогу! Зачем тут что-то доказывать, это и так понятно.

Ага, конечно понятно. Понятно, что животное хитрит и уворачивается от той темы, где у него есть сомнения в том, что оно действительно это сможет. Если бы можно было точно так же уворачиваться от денег - животное и тут же точно так же бы уворачивалось. Теми же словами, стопроцентно. Но от денег - не получается увернуться. Тут надо брать и делать. Тут надо действительно брать и доказывать. Но тут-то выясняется, что никакого всемогущества - и нету. Не держит животное объемов расширяющегося бизнес-процесса. И - облом. И - белой пушистой мордочкой об жесткий порог. Ах, какая неприятность!

******

Остается только вопрос (выковыренный зубочистками из вопроса "где взять денег?") - а как работать с этой манией всемогущества? Доктор, это излечимо?
u12

(no subject)

У меня спрашивают: что бы тебе хотелось продавать?

И это очень правильная постановка вопроса.

Животное, не смотря на всю его изворотливость, не дает ответа на этот вопрос. Просто зависает.

Потому что, не смотря на постановку вопроса, животное понимает этот вопрос неправильно. Оно понимает его как: "что бы тебе такое хотелось делать, чтобы потом было не очень напряжно это же продавать?".

Эта трансляция одного вопроса в другой происходит очень незаметно. Практически не ощутимо. И в корне извращает изначальную постановку вопроса. Опять же очень незаметно, на уровне тонких градаций и тонких оттенков формулировок.

Животное мгновенно осмысливает "продажу" в связи с "предмет" и "деньги". А это неправильно, если рассматривать "предмет" и "деньги" изолированно ото всей остальной вовлеченной в процесс инфраструктуры.

Продажа, это не "предмет за деньги", это прежде всего решение каких-то проблем каких-то людей. Помощь людям в решении каких-то их личных проблем. У некоторого человека есть проблема, например у него вялый и мутный встроенный в ноутбук звук. Ему нужно ее решить. У некоторого другого человека тоже есть проблема: он умеет паять качественный звук но не видит, кому бы это могло пригодиться. Ему тоже ее нужно решить.

Продажа - это установление некоторой связи, на концах которой - решение некоторых проблем.

Если бы животное понимало продажу именно так, оно транслировало бы изначальный вопрос в форму: "в чем ты хочешь помогать людям?".

******

Интересно, что все люди очень охотно что-то продают. Они часто говорят: вот это-то - хорошее, оно решает такие-то и такие-то проблемы. У вас эти-то и эти-то проблемы? Воспользуйтесь этим-то, оно решает. Фактически все, кто так говорит, являются торговыми агентами! Непонятно только, где в этой схеме деньги. Кажется, что их нет.

Но на самом деле они есть. И, кажется что, они являются просто количественным выражением меры ответственности. Дареному коню в зубы не смотрят. Ответственность дарителя коня - нулевая. Продавая коня за сто долларов человек как бы говорит: этот конь так себе, я отвечаю, конечно, что это конь и у него четыре ноги и он их умеет переставлять, но больше ни за что не отвечаю. Продавая коня за пять тысяч долларов человек как бы говорит: этот конь прыгает метр семьдесят и будет прыгать, при надлежащем уходе, еще лет пять. Цена не является гарантией качества - то есть гарантией решения той или иной проблемы. Она является как бы негласной договоренностью о мере ответственности сторон. Если я прихожу в "АВ" за продуктами и мне вдруг не улыбаются, я могу поинтересоваться у менеджера: а какого, собственно, хрена они не улыбаются? У меня есть какой-то негласный повод, в случае чего, поинтересоваться. Но если я приду к копеечку, у меня такого повода не будет: не улыбаются, значит не хотят, и все тут.

Мое животное почему-то полагает, что это вот так. Это может быть необязательно так или даже совсем не так. Но мое животное почему-то полагает, что это так. Для себя.

Оно боится ответственности. Оно не боится, что его продуктом кто-то будет пользоваться, и кто-то останется доволен, а кто-то недоволен. Оно боится именно ответственности - что у того, кто будет недоволен, будет повод прийти и совершить некоторые агрессивные действия.

Если копать еще глубже, то животное полагает, что ответственность находится в сфере уже не человеческих отношений, а правоприменительной практики - она туда упирается одним концом. Животное имеет сильный травмирующий опыт в поле правоприменительной практики. И тут оно входит в область уже панического ужаса. И начинает понимать продажи как то, где прежде всего нужно максимально конкретно обставиться, прорыть многочисленные ходы отступления и ускользания из поля правоприменительной практики.

М-да. В области панического ужаса я пока не знаю как работать. Понятно, почему мы зависаем при попытке ответа на этот вопрос. Но непонятно ничего дальше.

******

Животное не примирилось с чьей-то властью над собой. Вот это одна из ключевых точек. Может быть вообще ключевая бага. М-да. Эдак мы очень далеко в сторону от денег ушли. Или не ушли. Кажется, тут можно сказать: "признай, прими над собой чью-то власть и чей-то произвол, и вот тебе - за рыбу деньги". Но это просто сказать, но совершенно непонятно как сделать.
u12

(no subject)

Днем я работаю. Во сне я тоже работаю. Все ту же работу. Снится, то есть, что я работаю все ту же работу и решаю все те же задачи.

Граница между сном и явью, таким образом, практически стерта. И нельзя больше сказать: живу я как во сне, или сню как в жизни.

И, вот ведь какое интересное наблюдение: ощущаю себя при этом вполне цельным человеком. Без всяких этих внутренних тараканов и диалогов животных, неизменно перерастающих во взаимные поцарапки.

И, если поковыряться в памяти в поисках фактов, можно заметить, что корреляция между соотношением "что снится/что явится" и общим самоощущением - имеет место.

Вывод, довольно-таки да, глубокомысленный, уж что и говорить. Странно было бы, если бы было не так. Но. Любопытно... просто обратить на это внимание.

Это было к вопросу о границе. Если кто понял, о чем я.
u12

(no subject)

Посмотрела очередной попсовый мультик "Мадагаскар-2". Мне интересно, откуда вообще пошла эта мода наделять животных человеческими качествами? Безотносительно. Просто, откуда взялась сама идея эта, из какой глубины веков, народностей и традиций?

Ведь по сути так, если вдуматься, и даже не очень глубоко, а очень поверхностно даже вдуматься, идея-то не очень хорошая. Прямо скажем: так себе идейка, ксенофобская по сути своей. И идет она от агрессивного неприятия. И выражает это самое агрессивное неприятие иного в полной мере. А в современном прочтении содержит в себе еще и несбыточное обещание, причем глупое.
mini

(no subject)

Ездила в очередной раз в деревню. Кормила комаров, слепней и мошек. Лежала на мостках на берегу речки и смотрела в небо. Бродила по лесу, собирала чернику и землянику. Разжигала костер под дождем и заваривала чай. Вырезала топором из соснового полена фигурку собачки...

...Топор вообще уникальный инструмент. В деревне это начинаешь осознавать особенно остро. Топором можно рубить дрова и защищаться от противника. Топором можно почесывать спину от комариных укусов - а то и прибить комара можно. Топором можно строить дом и вырезывать ювелирные украшения. Топором можно забить гвоздь и открыть консервную банку. Топором можно копать, а можно не копать. Топором в деревне можно практически все. Это вам не в городе...

...Почти все время накрапывал дождь, лишь изредка пробивалось солнце. Зато постоянно дул ветер, отчего комар попрятывался по своим домикам и не успевал съесть меня совершенно. Не знаю уж, хорошо это или дурно, но так уж вышло. Зато, в солнечный момент времени, на меня прилетела бабочка-адмирал, села на морду и принялась изображать собою шедевр декоративной косметики. Пришлось сгонять ее силою, дабы не пострадала от пламени костра, коим я принуждена была, со своей мордой, заниматься...

...В деревне вообще все иначе. Хочешь ягоду - идешь и берешь ягоду. Хочешь полено - идешь и берешь полено. Хочешь набрать воды из речки - идешь и берешь воды. И все бесплатно, не то что в городе. Город вообще какое-то извращение, странное и непонятное. Массовое скопление людей на крохотном пятачке территории...