Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

mini

(no subject)

Пытаясь осознать причины своей сегодняшней потерянности, всматриваюсь в прошлое. Всматриваюсь и кое-что понимаю. Это огромный, огромный пласт причин. Но все же, поддающийся дешифровке и расстановке по полочкам. Вот и еще несколько аспектов выплыли вчера.

Сносные и при этом железно стабильные жилищные условия. Не хорошие, не плохие - сносные. Именно так. Терпимые. И двадцать лет - не улучшающиеся и не ухудшающиеся. Причем, что важно - неотъемлемые. Двадцать лет непрерывных попыток их улучшить. Безуспешных попыток. Потом - некоторый прорыв и некоторое улучшение. С некоторыми "но". Достаточно серьезными "но" - но все-таки улучшение. И еще десять лет в таком состоянии.

Сильнейшая программа, что и говорить. В чем это проявляется? А вот в чем.

Стабильность места и инфраструктуры вокруг этого места воспринимается как точка опоры, точка отсчета. Некий, пусть плохонький, но Дом. Который никогда никуда не денется. Эталон, от которого отсчитывается все остальное. От плохонького эталона и отсчитывается не самое лучшее. Но это не главное. Главное - есть от чего отсчитывать. В моем сознании, как выясняется, нет других точек отсчета.

"Лучше два пожара, чем один переезд" - формула, закрепляющая программу. Если при пожаре рушится только часть внутренних связей, то при переезде рушатся все связи. Связи места. Точка отсчета аннигилируется. Обустроенность внутренних и внешних связей места - залог нормального функционирования. Убрать место - и все функционирование нарушается. Более того - оно утрачивает, вне связей, привычные смыслы.

У человека, детство которого прошло на фоне частых перемен места жительства и жилищных условий подобной сцепки не наблюдается. Система смыслов и система функционирования отделены от системы места. Здесь может быть и другая крайность - ощущение тягостности из-за вынужденной длительной связи с местом. Но это совсем другая история. Меня же интересуют следствия прямой связи "место - функция - смысл".

Длинная непрерывность стабильного места программирует определенное мировоззрение. Стабильность места означает определенное спокойствие. В физическом смысле. Физический покой становится ценностью, чуть ли не одной из базовых. В длинных непрерывностях осмысленны длинные проекты. Фактически, любые проекты. Эмпирическая непрерывность в двадцать лет эквивалентна проекту длительностью в двадцать лет. Сознание автоматически выбирает из множества идей те, реализация которых соотносима с этой длительностью и связана со стабильностью места. Такие проекты очень сложны. Это интересно. Интересно то, что осмысленно. Подобные интервалы осмысленны.

Объективная нестабильность места вызывает нарушения восприятия времени. Интервал непрерывности сокращается чуть ли не до одних суток. Как максимум - до месяца, периода между выплатами аренды. Возникает разрыв между запрограммированным за двадцать-тридцать лет фильтром идей-интересности в контексте осмысленности и прогнозируемой стабильностью интервалов. Разрыв в очень много лет.

Как поступает в этой ситуации подсознание? Оно ищет точку отсчета, соотносимую по стабильности и прочим косвенным характеристикам с длительно непрерывным местом. Возникает перенос концепции места как точки отсчета на какую-то другую концепцию. В качестве косвенных характеристик - сносность. "Сносность" - выстуает как бы критерием, подтверждающим стабильность. Это заложено в опыте.

Что такое сносность? Это когда плюсы очень хорошо уравновешивают минусы при подведении общего баланса. Они завязываются в одну цельную систему, в которой попытка увеличить какой-то плюс сразу вызывает острый дисбаланс и компенсаторное увеличение минусов. Общее нарастание амплитуды без изменения картинки. Попытка уменьшить минус вызывает уменьшение плюсов. Падение амплитуды без изменения общей картинки. Автоматический стабилизатор. Ситуация, вырваться из которой невозможно.

Единственная, как кажется, возможность - шаг в неизвестность. Но какой смысл шагать в неизвестность, если работает программа-стабилизатор? Если двадцатилетний интервал непрерывности остается единственной точкой отсчета? После шага в неизвестность мы вернемся к тому же, от чего и ушли. Может быть с некоторыми улучшениями, но со своими "но". То есть - ровно в ту же ситуацию, но с другими декорациями.

Трудность в том, чтобы найти какую-то совсем другую систему отсчета или чтобы осознать, что можно обходиться вообще без системы отсчета. Как это запрограммировать/перепрограммировать - я не знаю. Вот в том-то все и дело.
mini

(no subject)

А ну ее, эту проблему искусственного интеллекта. Это во мне, похоже, не ко времени заговорил материнский инстинкт, вот что. Так что ну их куда подальше, от греха. Тут бы со своей жизнью разобраться.

Интересное такое состояние - неопределенности. Все-таки есть в этом нечто забавное - зависнуть вот так между тем и этим, одним и другим, всем и ничем. Завесить человеческий процессор - это ведь тоже надо умудриться. Не у каждого получается.

По сути все, чем я занимаюсь всю свою жизнь - попытки остановиться. Прекратить какое-либо движение. Поиск баланса, компромисса, равновесия, гармонии, поиск решения, удовлетворяющего множеству противоречивых условий - это и есть способы остановиться.

Один из наиболее действенных способов остановиться - потерять мотивацию, а вместе с ней и все активные интересы. Что верно, то верно.

Логическое продлолжение - зависнуть наглухо между жизнью и смертью. А что - неплохой способ ускользнуть от самой смерти. Может быть не самый лучший, но, думаю и не самый плохой. Когда я лежала тут давеча пластом, взвешивая свои шансы отправиться к праотцам, мне стало ясно, что разницы между тем и этим в моей голове уже почти не осталось. За истекшее лето я очень хорошо подготовилась. Еще десяток лет жизни в таком вот стиле - и не останется совсем. И что тогда будет - одному богу известно.

Как гипотеза истинных причин происходящего: мое подсознание давно уже нашло ответ на вопрос как ускользнуть от смерти. И разработало программу: учиться зависать между всем, чем только можно. Поэтому любые позитивные сдвиги упорно пресекаются, а любые негативные не настолько сильны, чтобы обернуться катастрофой. Любые направления приводят к одним и тем же результатам. У меня по любому поводу минимум два мнения: с одной стороны и с другой стороны.

Что-то не вписывается в эту гипотезу? Да сколько угодно всего не вписывается. Смотря с какой стороны посмотреть. Вот то-то и оно. Закономерное следствие в общем контексте зависания.
mini

(no subject)

И еще одно важное понимание: жизнь человеческая не имеет никакой ценности. Никакая. Боль - имеет. Жизнь - нет.

Рефлексирующее сознание склонно примерять не себя. Чужую смерть - в особенности. Отсюда весь ужас. Вот я сейчас пишу что-то, думаю, переживаю. У меня машина и миди-клавиатура. Я собираюсь преподавать рисунок. Собираюсь съездить купить сигарет. Строю планы, всматриваюсь в перспективы. Ужинаю. Все это кажется важным. До тех пор, пока не представишь себе, что завтра можешь умереть. О чем я буду думать в момент смерти? О некупленных сигаретах? О незаработанных шестистах долларах на оплату квартиры? О ненаписанной музыке? О так и не увиденной Венеции? А может быть о толстых медовых шмелях, версковой поляне с готическими шпилями иван-чая и сладко пахнущих соснах? О селедке под шубой? О том, как мы с папой покупали чижей в зоомагазине - самочку и самца? Я помню, блять, всю свою жизнь. От корки до корки. У меня нет спрятанных в бессознательное воспоминаний. Как будто я каждую секунду умираю (говорят, что в тот самый момент, человек вспоминает... ну, вы знаете). К чему все это? Все, что казалось таким серьезным, тревожило, бередило пресловутую душу...

Человек реагирует на ситуацию. Даже если ему кажется, что он действует сам, совершает какие-то шаги на опережение - все равно это реакция на ситуацию. Все мысли, чувства. Ответ на внешний раздражитель. Что ценного в этих реакциях? Ничего. Внутри человека мясо, кости и кишки. В голове - опилки. Бред, сумбур и невнятица.

А боль... это очень мощный раздражитель. Слишком мощный. Можно научиться ее переносить. В этом, в том числе, сила. А сила рулит. Без нее трудно превозмогать жизнь. Сила имеет ценность. С ее помощью можно откупиться от боли. В большинстве случаев и смерти. Кроме одного, единственного - последнего случая. Но это как раз неважно.
u9

(no subject)

Почему мне не нравится этот мир? Почему я считаю, что он скверен? Не потому что деньги, или дизайносайты, или еще какие-нибудь пакости. Это все следствия. Это вторично. Корень зла в том, что в этом мире есть хищники. Что в нем присутствует сама по себе идея хищничества. Причем, она не просто присутствует, она является чуть ли не первоосновой бытия и быта. Мы настолько свыклись с ней, что не замечаем, не обращаем внимания на факты, казалось бы, вопиющие.

Смотрим на фотографию: небо на закате, радужные переливы на горизонте: красные, рыжие, синие, зеленоватые. Кристальная гладь озера, причудливые силуэты деревьев на том берегу. Мостки, лодка. Какие у нас возникают чувства? Красиво. Ах, как красиво! Сердце замирает. Хочется оказаться там, смотреть, смотреть в это небо, на эту гладь озера, сесть в лодку, поплыть... да? Воспоминания, о чем-то далеком и приятном, эдакое романтическое настроение, восторг с теплой грустью бэкграундом. Мы можем долго, долго смотреть на эту фотографию, воскресить в памяти чуть ли не всю свою жизнь. Но самое главное - так и не вспомним. Нет, память спрячет от нас эти сведения. Как банальные да к тому же еще и малоприятные.

Комар. Там, на этом берегу - чертовы тучи комара, который зудит, впивается, жалит, грызет, жрет нашу кровь и плоть. Плоть вспухает, чешется, саднит. Нет, зачем это вспоминать? Главное же что - красиво. Берет за душу.

Все необычное так или иначе берет за душу. Красивое или уродливое, смешное или страшное. Все, выбивающееся из ряда вон. Незаурядное. Оно и вспоминается. Заурядное, обыденное - не берет и не вспоминается. Нафиг надо-то? Хищничество - заурядно. Привычно. Обыденно. Пусть его.

Вечер у костра, песни под гитару. Запах смолистого дыма, запах еды из кипящего котелка. Гречка с тушенкой. На свежем воздухе да на живом огне - блюдо, сто очков форы дающее любому ресторанному изыску. Убили корову, законопатили в банку, вскрыли, сожрали. Обдербанили поле гречихи, расфасовали по пакетам, сварили, сожрали. Вегетарианство? Не смешите меня. Кто и на каком основании сделал вывод, что растения напрочь лишены души, самосознания? Я вступала в контакт даже с камнями, только они слишком медленные, чтобы можно было этот контакт удержать - вернее, мы для них слишком быстрые.

Да что там... В этом мире есть смерть. Как идея. А уж идея смерти, помноженная на идею хищничества... Но это нормально, понимаете в чем дело? Это - нормально для этого мира. Даже походя можно не обращаться внимания. Не то что - всматриваться и вдумываться. Нормально, когда падают и разбиваются самолеты, нормально, когда террористы взрывают здания с живыми людьми, нормально, когда молодые пацаны ложатся под пули в какой-нибудь горячей точке, нормально, когда дети в африке дохнут от голода и спида. Это все следствия, да. За-ко-но-мер-ные-е.

Притом, что в мире - немеряно ресурсов. Любых. Парадокс в том, что существу, постоянно находящемуся под угрозой истребления хищником, никогда не бывает достаточно ресурсов. За первой линией обороны всегда хочется выстроить вторую, третью. Модернизировать, совершенствовать, доводить до абсурда. В этом - сущность всего вашего так называемого прогресса: как можно лучше защититься от хищника.

В этом мире есть климат. Что бы вы там ни думали - очень суровый климат. Везде. По всей поверхности земного шарика. Для той разновидности жизни, которая здесь расплодилась - абсолютно враждебный климат. Климат - такой же хищник. Только сильнее. От него уже не защитишься тактически. Не убежишь при встрече нос к носу, не отобьешься зубами и когтями. Нору не выроешь - замерзнешь нахер. Запасов на зиму не сделаешь - сдохнешь с голодухи.

Мы тут, в городах - предпочитаем этого не помнить. Нафига? У нас никто не замерзает, никто не дохнет с голодухи. У нас уже десятый, если не двадцатый периметр защиты. У нас тихий ужас, когда в наших крепостях образуется брешь: зима снова пришла неожиданно и застала коммунальные службы врасплох; ураган катрина смыл нахер новый орлеан; и так далее. Никто не дает себе труда осознать, что - для этого мира это - нормально. В самой идейной его основе - нормально.

Недавно была на выставке какого-то фотографа на Чистых Прудах. Пейзажи, снятые с вертолета. Огромные, красочные принты. Фантастические, завораживающие изображения. И какие-то гнусные подписи к ним: эти вымирают, эти исчезают, те дохнут от голода, там замусоривают, тут загаживают. На фото - не только природа. Много так называемого "антропогенного ландшафта". Вчитавшись в надпись, понимаешь: ба! да тут помойка какая-то снята! Но красиво. Горная цепь - красиво. Доисторические монументы - красиво. Помойка - красиво. Нищая толпа африканцев - красиво. Пестро, красочно.

Само понятие красивости - извращение. Война - красиво. Картина Рафаэля - красиво. Помойка - красиво. Огни автомобилей на ночном шоссе - красиво. Лев, загоняющий зебру - красиво. Искусство весь двадцатый век пыталось найти, что же будет, наконец-таки - некрасиво. Намалюешь какую-нибудь хрень, помазанную дерьмом - люди стоят на выставке, говорят "вау!" и "кул!" - красиво.

Капитализм, социализм - та модель, ся модель... Можно ругать, с пеной у рта обвиняя правительство или мировой империализм. Можно надеяться, действовать, организовывать партии и движения. Можно просто ходить на работу, шебуршать бумагами и щелкать мышкой. Ни одна модель не сработает, никакое щелканье мышкой не сделает вас счастливыми. Вы всегда будете бояться. И вам всегда будет мало ресурсов. Мало - от страха, не от пресловутой ненасытности человеческой породы. Ненасытность эта - тоже от страха, только от него.

Смерти нет. Ее идея абсурдна. Идея умерщвления одного самосознающего существа другим - абсурдна в квадрате, в кубе, в н-ной степени. В этом мире все построено на смерти. На ее результатах, на продуктах ее жизнедеятельности. Это мир - абсурден. Смерть - его идеал. В идеале - он сам же и обречен на смерть. На самоубийство. Это в его логике. И это не может однажды не воспоследовать.
smile

(no subject)

заметила, что, похоже, либо у меня, либо у каких-то там сил (а скорее и тут и там), имеет место быть лимит на прямые изменения реальности. когда делаешь что-то простое, можно сразу же сделать еще что-то простое и еще, ограничений не чувствуется. а когда пытаешься сделать что-то из ряда вон выходящее (при этом даже не важно, получается оно или нет), то потом какое-то время не чувствуешь там ничего, никакой отдатливости, никакой обратной связи. будто бы все устали и пошли соснуть часок-другой-третий, оградившись от всего мира табличкой "до весны не будить, при пожаре и наводнении выносить первыми".
кому, черт возьми, не хватает мощностей? мне или таки "силам"?

 
smile

(no subject)

мне вот интересно, если бы у вас первого числа каждого месяца в кармане сами собой возникали бы пять штукарей грина и была бы некая гарантия, что этот фокус при любых раскладах будет происходить до самой смерти - что бы вы стали делать по жизни?

 

updated: просьба давать более развернутые ответы. если на тибет - то с какой целью? что там делать? и т.д.
smile

(no subject)

а еще меня задолбало это постоянное сопротивление движению моей жизни материала, из которого изготовлена окружающая "объективная" действительность. совершенно четко физически ощущаемое сопротивление. впрочем, не только задолбало, а еще и наводит на некоторые размышления (в русле метафоры [1][2], развитой в диалоге с dvv7).

в самом деле, может быть, так называемая жизнь есть просто взаимодействие движущейся с определенным ускорением частицы с другими частицами, движущимися "хаотично" (или по какой-либо системе, что здесь уже неважно). вернее, не само даже взаимодействие - это ни о чем не говорит, а какая-то эманация, возникающая в результате такого взаимодействия, тонкий пласт реакции взаимодействия. жизнь как дискретная функция системы взаимодействий...
прямолинейное и равномерное движение такой частицы, траектория которой не пересекается с траекториями других частиц есть небытие...
или смерть, как достаточно длинный "пустой" интервал этой дискретной функции... если на такую, мертвую частицу наталкивается другая, она передает ей часть своей энергии, возникает ускорение - рождение. очень примитивно, но где-то здесь...

может быть, осознание, это как бы "боль", испытываемая от столкновения... слышала/читала что-то похожее неоднократно...

нет, не так... какие-то очень все понятные слова, за которыми теряется суть... хотя что-то очень похожее... ладно, пусть пока побудет просто неоформленным потоком сознания...

мне все время хочется прекратить это сопротивление, оставаясь живой, одновременно мне все время хочется умереть. все вертится вокруг сопротивления материала, всегда, во всем... в мелочах, в крупном...

если принять эту модель за рабочую гипотезу и попробовать сопрячь ее с моделью "ничего нет", интересно, что получится? и там и там ощущается разрыв в ткани реальности, очень явный, чтобы его не заметить... но он каким-то чудом постоянно ускользает от внимания... может быть оттого, что в интервалах дискретной функции просто нет осознания, а разрыв именно там, в этом интервале? и там же заключена подлинная свобода выбора, потому как это изменение траектории-ускорения без взаимодействия.

любопытные факты: частица, преодолевая сопротивление таким образом, что ее траектория остается в пределах некотрого диапазона погрешности, испытывает весьма странные и противоречивые чувства. отсюда многое может стать понятным... например то, отчего человеку так важно это самоутверждение... пресуществление своей воли... как доказательство собственного бытия - это инерция...

еще отсюда становится понятной природа потока... взаимодействия же не прекращаются, даже если группа частиц движется в сходном направлении - в силу близости, но эманация имеет другие характеристики... вот социальные ритуалы, устойчивые - самовоспроизводящиеся - конструкций... именно это показательно, как природа механизма самовоспроизводства...

интересно то, что некоторые частицы пытаются вырваться из потока, именуя это свободой воли, выбором. здесь важно осознание того факта, что стремление вырваться диктуется здесь траекторией, ускорением, а траектория задается при столкновении-рождении... - да, еще учесть одновременные столкновения не одной частицы с другой, а одновременно группы частиц в некоторой области просторанства - в области "предела" взаимодействия...

еще интересно, что поток ведь может быть турбулентным или ламенарным, обладать различной плотностью и собственным суммарным ускорением, ага... и он не один, их множество... более того, поток вообще условен... это некая упрощенная схема... пусть речь идет о взаимодействии потоков, причем если скорость некоего потока очень велика, а плотность достаточно низка, то частица, движущаяся в потоке, который попадается ему навстречу вовсе не осознает, не фиксирует, что происходит пересечение и взаимодействие...

отчего в мистических практиках очень важная роль отводится контролю внимания - да вот оттого, что фиксация сознанием "быстрых" частиц дает возможность построить свою траекторию таким образом, чтобы столкновение с ней дало максимальный эффект - выброс из "обыденного" потока. в том, чтобы научиться фиксировать и выстраивать свою траекторию таким образом и заключается суть практик и длительного процесса учения и постижения тонкостей "магического искусства" :) поток движется, а ты живешь дискретными кусками взаимодействий, "просыпаясь", когда столкновение уже произошло. я это все разрисовывала в полной мере 12 лет назад и даже разработала методику, которая давала выброс практически мгновенно ("точка пустоты в матрице" - так я это тогда и назвала). но я ведь не удовлетворилась этим, причем именно потому, что тут не учитывается что-то главное... сопряжение двух моделей, кажется, это главное начинает немного проявлять...

пусть все это бред, что я написала, но задача-то не сформулировать грамотно и ясно, а нащупать практическую лазейку...